Великое пробуждение и Американская революция (транскрипт)

УНИКАЛЬНОСТЬ АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Американская революция — одна из немногих, которые привели к возникновению лучшей модели государства. В одно время с американской, в Европе происходила Великая французская революция, сопровождавшаяся невиданным террором. Лозунги у той и другой революций были похожи. Тем не менее, характер революций был очень разным. Французы верили, что они могут создать здесь на земле общество «братства, равенства и счастья», и все это — без какой-либо сверхъестественной помощи свыше. Даже более того, вера в Бога мешала революционерам, они поклонялись гению человека. А американцы исходили из библейской оценки человека, как существа склонного к злоупотреблениям, поэтому они старались, говоря словами Владимира Соловьева, не столько построить рай на земле, сколько не допустить возникновение ада. («Задача права вовсе не в том, чтобы лежащий во зле мир обратился в Царство Божие, а только в том, чтобы он – до времени не превратился в ад» (Соловьев B.C. Оправдание добра // Собр. соч. Т. 8. СПб., б.г. С. 413)). С этой целью они хотели исключить возможность сосредоточения власти в одних руках, разделить ее и создать разумный баланс между несколькими ветвями власти, чтобы, в конечном итоге, люди просто могли нормально жить, коль скоро Бог дал им жизнь и свободу. Английский историк Пол Джонсон так определяет решающую разницу между двумя революциями: «Американская революция по своему происхождению была религиозным мероприятием, а французская — антирелигиозным».

ПРАВОВОЙ МЕНТАЛИТЕТ КОЛОНИСТОВ
Первые успешные колонии британцев в Америке были основаны в начале XVII столетия в Джеймстауне и Плимуте. К середине следующего века на обширной территории между Атлантическим океаном на востоке и горами Аппалачи проживало около 2 млн человек, основавших 13 колоний.

С самого начала переселенцы организовали традиционную для британцев систему самоуправления, кажущуюся для других отсутствием всякой системы. А именно, в каждом конкретном случае поселенцы создавали наиболее удобные для них органы власти, отличающиеся от одной колонии к другой, но безусловно, с общими чертами. Официально колонии управлялись губернаторами, кандидатуры которых одобрял король. Но жизнь колонистов больше зависела от решений, принимаемых на местном уровне, местными органами власти. Продолжая британскую традицию, в выборах участвовали только те колонисты, которые обладали недвижимостью. Доступность же свободных земель, соединенная с трудолюбием, превратила подавляющее большинство американцев в граждан, имеющих право голоса, в отличие от Европы, где безземельность и бедность исключали миллионы людей из политических процессов.

Американцы были носителями такого правового мышления англо-саксов, которое ярко проявилось в период Английской революции и, которое привело к казни короля Карла I в 1649. Об этом мышлении можно судить по тексту приговора, вынесенного королю. Его обвиняли в том, что он превысил свои полномочия. Ему была «вверена ограниченная власть править в соответствии с законом земли, а не наоборот» (Cobbett’s Complete Collection of State Trials, vol. IV, 995). Власть должна быть ограничена законом — это правовая парадигма британцев, и американских колонистов в том числе. Под законом подразумевалось т.н. естественное право — универсальные для всех принципы и права, вытекающие из самой природы мира и человека, иными словами, учрежденные самим Богом, Творцом. Томас Гоббс сформулировал 19 основных законов («Левиафан», XIV-XV), Джон Локк упростил их до формулы «жизнь, свобода и собственность». Очевидно, что понятие естественных законов вытекало из библейского Декалога — 10 заповедей. Обязанность власти, вплоть до самой высшей должности (короля или президента), править в соответствии с этими естественными законами. Если, говорил Локк, правитель действует вопреки им, то народ имеет полное право восстать против него и заменить другим. Американцы пошли даже дальше. Восстание против тирана они считали обязанностью граждан, а не просто правом, как это сказано в тексте Декларации независимости, или видно из проекта Большой печати США, предложенной Бенджамином Франклином. На ней были изображены евреи, выходящие из Египта, а по краю печати лозунг: «Восстание против тиранов — это повиновение Богу».

ЛОЯЛЬНОСТЬ КОРОНЕ
Нельзя говорить, что колонисты с самого начала были настроены против королевской власти. Скорее наоборот, они с гордостью подчеркивали свои британские корни и были лояльными подданными короны на протяжении 150 лет.

Вторым фактором, препятствовавшим независимости был факт, что колонисты не считали себя отдельной, а тем более единой нацией. Тринадцать колоний довольно сильно отличались друг от друга и, например, трудолюбивые и строгие пуритане Новой Англии не чувствовали себя едиными с ленивыми и легкомысленными, как они считали, англиканами южной колонии Джорджия.

Наконец, третьим, и вероятно решающим фактором было то, что жизнь и интересы колонистов вращались вокруг ограниченного набора повседневных забот: работа, семья, накопление состояния и развлечения в свободное время. Они были религиозны, но «в меру», не являя особой ревности к Богу и церкви. Политика их интересовала только до той степени, в которой касалась их повседневной жизни.

ВЕЛИКОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ
Все изменилось к середине XVIII столетия. В Америке началась волна духовного обновления среди христиан, получившая название Великого пробуждения. Историки спорят по сей день, что вызвало это движение, но практически все сходятся в том, что именно Великое пробуждение 1740-1770 изменило духовный, а затем и политический климат в колониях.

Что такое Великое пробуждение? Пол Джонсон пишет о нем так: «Это было движение, у которого нет определенного начала и окончания, точных дат, статистики, формальных лидеров и вероучения. Пока оно происходило у него даже не было названия». Великим пробуждением это явление окрестили только сотню лет спустя.

Проповедники пробуждения обращались в первую очередь к христианам, призывая тех к настоящему покаянию перед Богом и полному посвящению жизни для Него. Тогда стал широко употребляться термин возрождение, рождение свыше — драматическое переживание в жизни человека, обращающегося к Богу, в результате которого он получает от Бога новую, духовную природу.

Эмоциональные переживания были не единственным результатом пробуждения. У людей появлялась жажда к Библии, молитве, собраниям церкви, распространению евангельской вести. Во многих местах создавались новые церкви. Проповедников пробуждения назвали «новыми светильниками» в противовес критикам пробуждения, которых считали «старыми светильниками». Именно «новые светильники» через несколько лет горячо поддержали Американскую революцию, видя в ней руку Божью, освобождающую народ от угнетения не только духовного, но и политического.

Хотя у пробуждения не было формальных лидеров и организаторов, два человека в первую очередь ассоциируются с этим явлением. Английский проповедник Джордж Уайтфилд (1714-1770) и американский пастор и мыслитель Джонатан Эдвардс (1703-1758).

В 1738 года Уайтфилд впервые прибыл в Америку в качестве священника англиканской церкви в Саванне, Джорджия. Но уже в 1740 он начал проповедовать повсеместно, говоря «моя епархия — это весь мир». На протяжении последующих 30 лет Уайтфилд проповедовал в колониях, семь раз пройдя Америку с массовыми евангелизационными собраниями по маршруту от Саванны на юге, до Бостона на севере. Он проводил их ежедневно на протяжении многих месяцев и множество людей было захвачено пробуждением. Уайтфилда горячо поддержал Бенджамин Франклин. Вот что он написал в своей «Автобиографии» об Уайтфилде:
«Сначала ему было разрешено проповедовать в некоторых из наших церквей, но он пришелся не по душе духовенству, и оно очень скоро лишило его кафедры, так что он был вынужден проповедовать в окрестностях города. На его проповеди стекалось множество людей всех сект и вероисповеданий. Я тоже был в их числе. Меня всегда наводило на размышления необычайное влияние его ораторского искусства на слушателей, которые восхищались им и уважали его, хотя обычно он обличал их, называя «полуживотными и полудьяволами». Вскоре в образе жизни населения нашего города произошла поразительная перемена. Если раньше о религии не думали или были к ней безразличны, то теперь, казалось, весь свет стал религиозным; вечером нельзя было пройти по улицам города, чтобы не услышать пения псалмов, доносившегося из каждого дома».
Франклин регулярно печатал на первой странице своей газеты проповеди Уайтфилда, издавал их отдельными выпусками и журналами. Они оставались друзьями до смерти Джорджа Уайтфилда в 1770 году.

Подобное же, хоть и в меньших масштабах, происходило в служении Джонатана Эдвардса в Новой Англии. За тридцать лет пробуждение охватило все колонии. Оно сыграло огромную роль и в превращении разобщенных колоний в одну нацию американцев, сформированную не по этническому признаку, а по идейному, духовному. Людей переполняло ожидание чего-то великого, что должно вскоре произойти в стране. Многие называли это наступлением тысячелетнего царства Христа. Эдвардс писал: «Все это происходит, чтобы приготовить путь тому прославленному порядку вещей, который устанавливается с окончательной победой истины и праведности». Убеждения ученого пастора разделяли и простые прихожане. Как писала в своем дневнике Анна Хитон из Норт Хэйвен, Коннетикут: «Иногда мне кажется, что Норт Хэйвен будет престолом Христова царства». (The World of Hannah Heaton: The Autobiography of an Eighteenth-Century Connecticut Farm Woman
Author(s): Barbara E. Lacey. The William and Mary Quarterly, Third Series, Vol. 45, No. 2 (Apr., 1988), pp. 280-304). Причем речь шла не об эсхатологических ожиданиях конца света и Второго пришествия Христа на землю, а об утверждении Божьей праведности на земле в то время. Поэтому, когда вскоре король Георг III стал оказывать давление на колонии, оно воспринималось не просто как экономическое угнетение или политическое давление, а как попытки сатаны остановить Божью работу по преобразованию колоний в «город, стоящий на верху горы», в страну, люди которой живут по законам царства Божьего.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ
К 1770 году ситуация в Америке изменилась не только духовно, но и политически. Только что Англия вышла победителем в Семилетней войне с Францией на американском континенте. В военных действиях, наряду с регулярными британскими войсками активно участвовали американские добровольцы. Кроме того, колонисты обеспечивали потребности армии в продовольствии и расквартировании. Но британской короне, которая после войны испытывала большие финансовые затруднения, казалось правильным заставить колонии покрыть расходы на войну за счет дополнительных налогов. На первый взгляд, решение выглядело справедливым, особенно если учесть, что средний англичанин отдавал 26 шиллингов налога в год, а его заокеанский коллега всего 1 шиллинг в королевскую казну. Однако колонисты возражали, что они помимо этого уже платят налоги в местную казну, определяемые местными властями. Самые же сильные возражения вызвал тот факт, что в отличие от своих европейских собратьев, колонисты не были представлены в британском парламенте своими депутатами. Они не могли согласиться с мыслью, что парламент, в котором нет ни одного американца, определяет какие налоги и сколько жители колоний должны платить в казну метрополии, находящейся за тысячи миль.

NO TAXATION WITHOUT REPRESENTATION*
В 1765 году премьер-министр Джордж Гренвилл предложил т.н. Акт о гербовом сборе (The Stamp Act), в соответствии с которым, жители колоний должны были осуществлять почти все сделки, выписывать чеки, оформлять документы, завещания, печатать объявления, газеты и так далее на специальной гербовой бумаге, в стоимость которой входил дополнительный сбор. В считанные месяцы все американцы почувствовали на себе тяжесть этого налога. Ассамблеи колоний обратились к метрополии с требованием отмены этого Акта. Но на Лондон петиции большого впечатления не произвели, и тогда к лету в Массачусетсе начались народные волнения. 14 августа возмущенные граждане сожгли дом сборщика налогов Эндрю Оливера, а две недели спустя разрушили резиденцию британского губернатора в Бостоне. Волнения распространились по всем колониям, американцы перестали покупать гербовую бумагу, так что по факту к концу года Акт о гербовом сборе был мертвым документом.

Британский парламент учел обстоятельства и отменил Акт официально. Однако, в решение об отмене внесли фразу, которая сразу возмутила колонистов: «Парламент имел, имеет и будет иметь все необходимые полномочия для принятия законов и постановлений, обязательных к исполнению органами самоуправления и жителями Америки». В последующие годы парламент то принимал, то отменял новые налоги для американцев, но отношения между метрополией и колониями неуклонно ухудшались. Даже относительно небольшие налоги, такие как налог на чай, оказывались искрой, поджигающей нестабильную обстановку. В декабре 1773 года группа бостонцев уничтожила груз чая с одного из судов бостонской гавани. Это событие вошло в историю как Бостонское чаепитие. В ответ, английский парламент принял еще более жесткие законы против колонистов. Но желаемого результата ужесточение политики короля Георга III не принесло. Жители Массачусетса создали параллельное правительство — Провинциальный Конгресс и начали готовить собственные вооруженные силы — народную милицию.

В сентябре 1774 г. 12 колоний (все, кроме Джорджии) направили своих представителей на Первый Континентальный Конгресс в Филадельфию. Делегаты отправили петицию к королю с просьбой о сохранении статуса самоуправления в составе Британской империи. В случае, если бы эта петиция не была удовлетворена, делегаты решили собрать Второй конгресс и создать Континентальную армию, во главе которой впоследствии стал будущий первый президент США, Джордж Вашингтон.
Худшие опасения колонистов сбылись, их просьбы и в самом деле были проигнорированы, Лондон ввел прямое военное правление в Массачусетсе и приказал британскому гарнизону разоружить народное ополчение, и арестовать его лидеров. Весной 1775 года в Бостоне начались вооруженные столкновения.

Между тем, общественное мнение в колониях было разделено. Как позднее вспоминал Джон Адамс, американское общество было разделено примерно на три равных части (Letter to James Lloyd from January, 1815. The Works of John Adams, Second President of the United States: With a Life of the Author, Notes and Illustrations, Volume 10. Little, Brown, 1856). Одна треть сохраняла лояльность королю, другая активно выступала за независимость, а остальные не могли определиться в предпочтениях. Перед страной открывались две наиболее вероятных перспективы: примирение с Англией через отмену ряда несправедливых законов, принятых в последние годы или полная независимость. Сторонники примирения надеялись, что король, увидя решимость американцев защищать свою свободу даже с оружием в руках, пойдет на попятную. Скептики не видели никаких признаков того, что с королем можно договориться. В обществе шла оживленная дискуссия. Одним из результатов Великого пробуждения было и рождение политической сознательности у многих обращенных. Они стали читать вдобавок к духовной литературе газеты и политические памфлеты.

10 января 1776 года в свет вышел памфлет Томаса Пэйна «Здравый смысл», в котором автор, недавний иммигрант из Англии, обсуждал самый животрепещущий вопрос дня: конфликт с Британией и варианты его разрешения. Книга вызвала огромный интерес: за три месяца было продано 120 тысяч экземпляров. Для страны с населением 2,4 млн. человек тираж казался невероятным. Всего в Америке было куплено полмиллиона экземпляров «Здравого смысла».

Активно используя библейский язык и образы, хорошо понятные людям, только что пережившим духовное обновление, Пэйн доказывал порочный характер монархии и необходимость достижения независимости Америки. «Царская власть впервые была введена в мир язычниками, у которых этот обычай позаимствовали дети Израиля. То было самое ловкое из ухищрений дьявола… Всякая монархия есть ничто иное, как политическое папство». Свою порочность Британская монархия доказала тем, что Георг III приказал использовать оружие против добрых граждан колоний. «Оружие как последнее средство решает сейчас спор. На него пал выбор короля, и [американский континент] принял этот вызов». Но проливать кровь всего лишь за отмену нескольких несправедливых законов, которые к тому же могут быть опять приняты — недостойно. Если сражаться, то только за независимость. Даже «расстояние, на какое Всемогущий удалил Англию от Америки, есть сильное и естественное доказательство того, что власть одной над другой никогда не была Божьим умыслом». «Ничто не уладит наши дела быстрее, чем открытая и решительная Декларация независимости», — подытоживал Пэйн. Этому новоприбывшему эмигранту, прекрасно знающему подноготную политической жизни в Англии, удалось лучше всех выразить сокровенные мысли и желания, гнездившиеся в сердцах колонистов. Читая Пэйна, они слышали самих себя. Сторонники независимости стали набирать вес.

Одна за другой колонии высказывались за независимость, а 4 июля 1776 года делегаты Второго континентального конгресса приняли Декларацию независимости.
«Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье».

Британская корона объявила подписантов Декларации изменниками и направила войска на подавление революции. Разразилась кровавая для обеих сторон война. Чтобы восполнить недостаток живой силы, англичане рекрутировали 30 тыс. немецких наемников, им удалось привлечь на свою сторону 25 тыс. лояльно настроенных колонистов и более 10 тыс. индейцев. В течение семи лет, пока велись военные действия, много раз казалось, что колонисты не имеют шанса на победу: плохо подготовленные добровольцы противостояли лучшей армии и военно-морскому флоту мира. К осени 1776 года британские войска захватили Нью-Йорк, а их военно-морские силы контролировали атлантическое побережье страны.

И опять, как и в период Великого пробуждения, большую роль в поднятии духа среди восставших колонистов играли пасторы и проповедники. Из опубликованных в революционное десятилетие (1774 — 1784) проповедей и духовных трактатов явствует, что американские пасторы призывали соотечественников вступать в две армии: одну — Континентальную Армию, воюющую с британскими солдатами за политическую свободу, и в другую — армию Христа, сражающуюся за спасение душ. С точки зрения большинства христиан колоний между этими двумя целями не только не было противоречия, но они органично дополнили друг друга. Поскольку тирания греховна, но сопротивляясь британскому порабощению, христианин также спасает и свою душу от греховного угнетения. (Just War, Holy War, and Millenialism in Revolutionary America by Melvin D. Endy, Jr. The William and Mary Quarterly, 3rd Ser., Vol.42, No.1 (Jan., 1985), 10)

Летом 1777 года колонистам удалось переломить ход войны, нанеся поражение британцам в двух битвах при Саратоге, штат Нью-Йорк. Франция, увидев, что колонисты могут в самом деле добиться независимости, в 1778 году вступила в войну против Англии. Ее примеру последовали Испания и Голландия. Под давлением испанцев, британские солдаты вынуждены были отступить из Западной Флориды (нынешние штаты Луизиана, Миссисипи, Алабама) в 1781 году, гарнизон Йорктауна (Вирджиния) сдался объединенным франко-американским отрядам. Но с каждым годом война становилась все менее популярной в самой Британии, политика Георга III вызывала недовольство парламента. Восставших американцев символически поддержала даже Россия в лице Екатерины II. (Catherine II and The American Revolution by Frank A. Golder. The American Historical Review. Vol. 21, No. 1, Oct., 1915). В 1782 году начались переговоры о мире, которые завершились признанием права американцев на независимость в Парижском договоре от 1783 года.

Колонисты заплатили высокую цену за победу. Около 50 тыс. солдат и ополченцев погибли или были ранены. Ситуация усугубилась еще тем, что во время войны разразилась эпидемия оспы, унесшая жизни еще 130 тысяч американцев. Новообразованная страна оказалась в долгах перед кредиторами Европы. Но в условиях независимости, пользуясь благами экономической, политической и религиозной свобод, американцы быстро восстановили потери и через полвека превратились в страну, стоящую на равных с самыми сильными государствами мира.

Процесс обретения независимости завершился ратификацией Конституции США. Прототип ее, Статьи Конфедерации, был принят в 1777 году, согласно которым Америка объявлялась конфедерацией независимых государств-штатов, с ограниченным центральным правительством. Этому правительству давались минимальные полномочия: ведение войны, выпуск денег, решение споров между штатами. Война за независимость показала слабые стороны конфедеративного устройства страны, поэтому после войны законодатели стали работать над структурой более совершенного правительства. Основной спор развернулся между сторонниками сильной центральной власти — федералистами, и теми, кто отстаивал права отдельных штатов. Депутаты от больших штатов, таких как Виргиния, настаивали на том, чтобы представители в федеральные органы власти избирались пропорционально количеству избирателей в штатах. Малые по размерам штаты, такие как Нью-Джерси, опасались такого подхода, при котором их суверенитет оказался бы подавлен штатами с большим населением. Законодатели нашли компромиссное решение: парламент США (Конгресс) будет состоять из двух палат: верхняя, Сенат, создается по принципу равного представительства от каждого штата, а нижняя, Палата представителей, составляется из депутатов, избранных пропорционально количеству населения страны. Авторы Конституции полностью отдавали себе отчет в несовершенстве человеческой природы, склонности людей злоупотреблять властью. Поэтому они предусмотрели систему «сдержек и противовесов», три ветви власти: законодательную (Конгресс), исполнительную (Президент) и судебную (Верховный суд). Каждая из них своей деятельностью уравновешивала и сдерживала другие ветви власти, так чтобы исключилась возможность установления диктатуры в стране. Конституция США была принята 17 сентября 1787 года, и два года спустя была дополнена Биллем о правах. Эти документы являются действующими по сей день. Отцам-основателям Соединенных Штатов действительно удалось, как они заявляли в преамбуле Конституции «образовать более совершенный Союз, установить правосудие… содействовать всеобщему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим».

Уникальность американской революции в том, что будучи христианской по содержанию, совершенной людьми с библейским мировоззрением, она не привела к установление религиозного государства. В американском эксперименте наилучшим образом удалось реализовать принцип свободы совести, впервые сформулированный Христом в словах «Кесарю — кесарево, а Божие — Богу». Государство, законы в США светские — там совсем немного упоминаний о Боге. Но суть их, идея права, вытекает из христианского представления о мире и человеке. Поэтому второй президент США, Джон Адамс, говорил: «Наша конституция написана только для нравственных и верующих людей. Она совершенно не подходит ни для кого другого» (Charles Francis Adams. The Works of John Adams, Second President of the United States, 10 vols. (1850–56), 9:229.) История подтвердила правоту Адамса. Многие страны мира, особенно в Латинской Америке, использовали Конституцию США как образец, но этого явно было недостаточно для учреждения справедливого общества, в котором разумно сочетаются свободы и ответственность, индивидуализм и взаимная поддержка. Успешную политическую революцию предваряет духовное пробуждение народа.

ПРИМЕЧАНИЯ
*Никаких налогов без представительства [в парламенте] (англ.)

Смотреть видео

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *