Христианская колыбель современной науки (транскрипт)

 width=

Христианское мировоззрение как необходимая предпосылка для возникновения современной науки

Современная наука возникла в период позднего Средневековья в Европе. Несмотря на то, что научные открытия и исследования делались и в античной Греции, и в древнем Китае и на мусульманском Востоке, все те очаги научной деятельности со временем угасли. Только христианская Европа оказалась наиболее благоприятным местом для рождения современной науки. Является ли это простым совпадением, или существует некая закономерность?

Эпистемологические условия

Существует целый ряд эпистемологических условий, необходимых для проведения научного эксперимента и его осмысления.

  1. Вселенная (мир вокруг нас) должны быть реальными. Например, если истинный буддист верит в то, что мир вокруг – это иллюзия, майя, то нет резона заниматься изучением не существующего в реальности мира.
  2. Мир должен считаться стоящим усилий и затрат на его изучение. Даже если индусский монах, проводящий годы в медитировании, и признает мир реальным, он не представляет для него ценности. Для отшельника гораздо важнее его субъективные ощущения.
  3. Мир существует благодаря действующим в нем законам, которые познаваемы и предсказуемы.
  4. Человеческие чувства, органы восприятия, за исключением некоторых случаев, наподобие галлюцинаций и технических ошибок, обеспечивают нас достоверной информацией о мире вокруг нас.
  5. Разум и логику можно использовать для анализа полученной с помощью органов чувств, информации, и приходить к достоверным результатам.

Наука в античной Греции

Древняя Греция на протяжении столетий славилась высокими умами. Трудно найти, кажется, лучшее место для колыбели современной науки. Однако, Греция так и родила ее.

Греческие ученые опирались скорее на абстрактные размышления, чем на поиск эмпирических доказательств. Ярким примером такого ученого является Аристотель (384 – 322 гг. до Р.Х.), наставник Александра Македонского. Хотя Аристотелева доктрина звучит: «В разуме нет ничего, что вначале не было воспринято органами чувств», сам мыслитель не следовал этому принципу. Например, он всерьез считал, что у мужчин больше зубов, чем у женщин, на основании того, что у мужчин больший объем крови. Бертран Рассел по этому поводу шутил, что хотя Аристотель был женат на двух женщинах, ему не приходило в голову заглянуть им в рот. Может он и заглядывал, пытается отдать должное великому греку американский писатель-фантаст Бартон Пол Левенсон, да ему все попадались женщины с выпавшими зубами. Для Аристотеля, как и для греческих мыслителей в целом, важнее были логические выводы, чем естественно-научные наблюдения.

Похоже, что греческие мыслители отказывались заниматься естественно-научными наблюдениями, потому что они слишком напоминали ручной труд. А согласно греческим философам, ручной труд был уделом рабов. Благородные греки занимаются умственными упражнениями, а не изучением состава почвы, горных пород, внутренностями животных и людей. Отдельные случаи естествоиспытателей, наподобие Архимеда или Гиппократа в древней Греции не получили широкого распространения. Поэтому мы и знаем десятки имен древних греческих философов и единицы естествоиспытателей.

Наука в исламском халифате

Средневековые арабские ученые известны своими достижениями в астрономии и химии, и все же, что-то помешало развитию науки на мусульманских землях. Историки отмечают в качестве главной причины проигрыш ученых-эмпириков в споре с теоретиками. Мусульманские мыслители склонились к точке зрения, что в природе не существует ни законов и причинно-следственной связи.

Например, объясняли религиозные философы, суть происходящего в мире, «когда человек пишет пером, это на самом деле не человек двигает им, а самое движение пера является непосредственным актом творения Бога в данный момент». Можно сказать и иначе, что движение руки является непосредственным актом творения Бога в данный момент. У всего происходящего в природе есть только одна причина – непосредственная действующая воля Аллаха.

Соответственные выводы делались мусульманскими учителями:

«Тот, кто изучает философию или учит ей, лишится Божьего благоволения и сатана овладеет им. Какая наука может быть более отвратительна, чем та, которая ослепляет тех, кто занимается ею, помрачает их сердца против пророческого учения Мухаммеда?» (Ибн аль-Салах, 1181-1245)

Арабский арабский философ, математик, теоретик музыки, астроном Аль-Кинди (801-873) в самом расцвете своей деятельности подвергся преследованиям со стороны багдадского халифа Аль-Мутаваккила. Он конфисковал библиотеку ученого и подверг пожилого философа публичной порке плетью перед всем народом. Философ и астроном, Ибн Рушд (1126-1198), более известный под европейским именем Аверроэс, многие годы прожил в изгнании за «несоблюдение учения Корана». Научная революция в исламском мире была задушена в своей колыбели.

Наука в Китае

Традиционные китайские религии – буддизм и конфуцианство. Хотя буддизм со своим взглядом на мир, как иллюзию (майя), не способствовал росту научного интереса к естественному миру, конфуцианство, акцентируя на необходимости правильного поведения человека в обществе, могло оказаться благоприятной средой для развития науки. Но увы, не оказалось, несмотря на то, что в Средние века, китайские ученые опережали своих европейских коллег.

К XII веку наиболее значительной фигурой в научной среде Китая был естествоиспытатель Чжу Си (1130-1200). Ему принадлежит заслуга в разработке идеи естественного закона — жизненной силы «ци», действующей в мире, в соответствии с рациональным законом «ли». Таким образом, ученый заложил философское основание для естественно-научного изучения мира. Чжу Си настаивал на важности проведения опытных исследований, а не только абстрактных рассуждений о природе вещей.

Одна история хорошо показывает преданность Чжу Си естественно-научному подходу. Некий монах утверждал, что сила «ци» действует сильнее ночью, чем днем, поэтому ростки фасоли ночью, якобы, растут быстрее. Чжу Си не стал дискутировать, а просто на протяжении нескольких суток провел замеры и доказал, что растение увеличивается с одинаковой скоростью, что ночью, что днем.

Однако в Китае возобладала иная точка зрения на мир. Другой великий китайский философ Ван Янмин (1472-1529) отверг эмпирический подход в пользу неких божественных принципов, которые управляют ростом и являются недоступными естественно-научной оценке и наблюдению. Сидя около поля, заросшего бамбуком, он пришел к выводу: «Я понял, что в мире нет решительно ничего, что можно было бы исследовать, кроме как по отношению к собственному уму». Т.е. все исследования и научные упражнения имеют только субъективное значение для самого мыслителя. К сожалению, китайцы, в целом восприняли философию Янмина, а не Чжу Си.

Каким образом именно христианство обеспечивает возникновение необходимых для появления науки условий

Христианские философы средневековья, такие как Августин Блаженный и Фома Аквинский, опираясь на библейские тексты и логический анализ их, обосновали следующие доктрины, касающиеся естественного мира:

Мир сотворен реальным и сотворен хорошо

Бытие 1:4

«Мнение тех, кто говорит, для истины веры не имеет значения, что мы думаем о творении… чрезвычайно ошибочно. Неверное представление о творении отражается в неверном представлении о Боге». (Фома Аквинский, 1225-1274).

 Причинно-следственная связь

Быт. 1:11, 20, 24

«В изучении природы мы должны изучать не то, как Бог-Творец мог, при желании, использовать творение для совершения чудес, чтобы показать Свою силу. Мы скорее должны изучать, что Природа с ее имманентными силами может совершить естественным образом» (Альберт Великий, 1200-1280)

«[Бог] является автором всего, кроме зла. Но в природе, которую Он сотворил, Его существа [самостоятельно] выполняют сложные задачи, и все это обращается к Его славе, поскольку именно Он таким образом сотворил их». (Гильом Конхезий, французский философ, 1080-1154)

«Я хочу показать здесь причины некоторых явлений, которые кажутся чудесными, но являются естественными. Нет никакого резона пытаться увидеть эти причины в небесных светилах (астрологии), последнем прибежище слабых, или в демонах, или в нашем прославленном Боге, как будто Он непосредственно производил эти явления» (Николай Орем,  1330-1382), французский философ, натурфилософ, математик, астроном, теолог. Епископ города Лизьё.)

Говоря о мире: «Это похоже, как если бы человек сделал часы, завел их и поставил их идти самим по себе, благодаря гармонично взаимодействующим колесикам».

Призвание к труду

Библия освящает труд, не разделяя его на священный и мирской. Быт. 2:15, Ефес. 4:1, 28, 2 Фес. 3:8. «Ora et labora – молитва и работа» (Лозунг монахов-бенедиктинцев)

Практические последствия идей

Философские идеи имеют самое непосредственное влияние на жизнь людей, на то, как они думают и действуют. Христианское мировоззрение в средневековой Европе, с идеями естественного закона, причинно-следственной связи, профессионального призвания стали основанием и катализатором развития современных естественных наук. Все первые великие ученые Европы были церковными служащими: Жан Буридан (1300-1358), который сформулировал закон инерции за 300 лет до Ньютона, кстати тоже глубоко верующего человека, Николай Орем, который вывел теорему равноускоренного движения, впоследствии развитую Галилеем. Альберт Великий, который высчитал величину ускорения свободного падения в вакууме. Феодор Фрибургский (1250-1310), который объяснил оптическую природу радуги. Коперник, разработавший гелиоцентрическую модель Солнечной системы, Николай Кузанский, который выдвинул теории бесконечной вселенной и множественности планетных систем.

Стандартное школьное образование оставляет в сознании людей миф о противостоянии средневековой церкви и науки. В качестве основания приводятся имена Галилея и Бруно, которые, если разобраться основательнее, были осуждены непорядочными церковниками не столько за научные идеи, сколько в результате околоцерковных интриг и слухов. В действительности, христианское мировоззрение оказалось единственной благоприятной средой для возникновения науки.

Могло ли атеистическое общество стать научным?

Если бы общество было на самом деле с атеистическим, а не смешанным, как сегодня, мировоззрением, то ни одно из эпистемологических условий не было бы достигнуто.

Во-первых, если мир возник случайно, без какого-либо разумного замысла, то не было бы законов, кроме случайности, которую изучать невозможно да и бессмысленно. Современная наука все же изучает случайность, занимается теорией хаоса, но обратите внимание, что при ученые анализируют их, используя тот же инструментарий, что и при изучении законов природы. Так что в итоге вероятность оказывается процентным выражением закономерности. Говоря упрощенно, вероятность в 30% позволяет нам воспринимать явление на одну треть сто-процентного закона.

Второе, атеистический подход исключает уверенность в том, что наши человеческие чувства, органы восприятия, осмысления отражают реальность. На каком основании мы можем утверждать, что мир вокруг нас не субъективная иллюзия? Может быть все богатство мира – это всего лишь машина, которая подключена к мозгу героев произведений польского фантаста Станислава Лема? Какой смысл изучать иллюзию, если философы по сей день спорят на тему: «Существую ли я?»

Наконец, как можно уверенно заявлять о способности разумно мыслить в мире, возникшем и существующем благодаря случайным совпадениям, под действием слепой неразумной силы?

Конечно, в действительности, вокруг нас нет ни одного последовательного атеиста. Они просто используют идеи, разработанные людьми, исходившими из других мировоззренческих предпосылок.

Комментарии отключены.