Борьба с искушениями (транскрипт)

Искушение

Библия ясно проводит мысль о том, что жизнь христианина на земле подобна жизни солдата на войне. Но в отличие от войны железным оружием, наша борьба ведется на духовном уровне.

Искушение является формой духовной атаки, которую дьявол предпринимает против христианина. Если представить человеческую душу в виде крепости, то атаку враг предпринимает в самом уязвимом месте, где стена слабее всего, где есть брешь в крепостной стене. В прямом смысле — это слабости, вредные привычки, зависимости — любые изъяны нашего характера. Например, если человек привык искать утешения к бутылке, то самым легким способом в трудный период жизни искусить его тягой к алкоголю. Если у христианина был печальный опыт беспорядочной сексуальной жизни, то сатана попробует подтолкнуть его к этому проверенному методу снятия стресса и т.п.

В каждом искушении присутствуют три действующих стороны: дьявол (бесы), человек и Бог. Дьявол хочет “украсть, убить и погубить”, — так описал его Христос, — именно таковы его цели в искушениях. Бог же позволяет искушениям происходить, потому что рассчитывает на победу человека над искушением, в результате которой слабая сторона характера укрепляется, образно говоря, брешь в крепостной стене заделывается. Божий расчет на нашу победу оправдан еще и тем, что Он выставляет планку, не позволяя искушениям превысить наши возможности. (1Кор.10:13)

Если все это так, то тогда

почему мы, христиане терпим поражения и уступаем в искушениях?

Планка, установленная Богом, всегда выше той, которая когда-либо нами была достигнута. Т.е. сегодняшнее искушение как правило сильнее вчерашнего или оно вообще другое. У нас нет опыта, на который можно было бы положится, как для альпиниста, покоряющего почти 9-километровый Эверест, недостаточно опираться только на опыт восхождения на 5-километровый Эльбрус. В этом случае необходимым ресурсом является вера, а вера всегда имеет дело с невидимым, с новым, прежде не испытанным.

В процессе искушения нам всегда кажется, что искушение сильнее, чем мы можем вынести. Важно помнить ключевое слово — всегда! Поэтому, если человек рассчитывает на свои силы (поскольку он вычисляет в уме, на что он способен даже когда говорит, что способен на все!), наступает момент, когда он готов уступить силе искушения. Любопытно, что даже те христиане, которые уповают на Божью помощь, снова и снова оказываются в ситуации, когда этой помощи недостаточно. Они видят, что ее нет, или ее не хватает. Например, христианка, которая живет с неверующим мужем, которая готова выносить многие трудности и переносит их, усердно молясь Богу, в определенный момент говорит себе: “Я этого больше не перенесу!”

Готовность сдаться является переломным моментом искушения. Брешь становится больше. Уступка в искушении приносит временное облегчение, как сдача в плен выглядит облегчением в сравнении с продолжением сражения под огнем противника, в котором очень небольшой шанс выжить. Но счастья поражение не приносит, еще и потому, что грех — очень жестокий господин. Поражение в искушениях сопровождается страданиями совести, помимо прямых последствий греха в виде испорченных отношений (если это неверность в браке), здоровья (если это алкоголизм), духовной немощи (если искушение отвадило нас от молитвы и доверия Богу). Те есть, поначалу большинство из нас все же не считает уступку искушениям чем-то хорошим. Мы стараемся собраться с силами, чтоб в следующий раз победить.

Увы, на этот раз против нас работает еще один фактор — опыт поражения. Этот опыт добавляет свой голос в целых хор голосов, убеждающих нас, что бороться бесполезно. Поэтому выстоять в повторных искушениях еще труднее, так что искусителю требуется даже меньше усилий, чтобы сломить волю человека.

Если же уступки и поражения повторяются снова и снова, то наступает момент, когда для сохранения самоуважения и хоть каких-то остатков достоинства, люди вынуждены прибегать к самоутешительным лживым теориям: “Все так делают!”, “Ничто человеческое мне не чуждо!” “Если бы Бог действительно хотел избавить меня от этой зависимости, Он помог бы мне…” и т.д.

Наконец, еще один шаг по нисходящей совершается, когда человека уже не нужно искушать грехом, а он сам его ищет. В грехе, каким бы отвратительным он ни был, всегда есть обольщение наслаждением. Если у человека уже нет никакого другого наслаждения — его взаимоотношения с близкими разрушены, отношения с Богом формальны и безжизненны, здоровье подорвано, восприятие прекрасного искажено — то остается последнее: временное греховное наслаждение. Оно, как наркотик, постоянно требует увеличения дозы (то есть, невинные прежде грешки вроде простительной гордости, одноразовой пьянки, короткой вспышки гнева или легкого флирта постепенно переходят в неизлечимую гордыню, тяжелые запои, неврастению и извращенный секс. Но а что делать человеку, если грех — это его единственное утешение в жизни? Вот так, шаг за шагом, постепенно, человек опускается с уровня подобия Богу, до подобия животному, движимому инстинктами и, наконец, до подобия бесам. Это и есть окончательная цель сатаны. Как выразился Клайв Льюис, в ад нисходят не люди, а то, что осталось от людей.

Как же выстоять в искушении?

Прежде всего важно распознать, что это искушение. Это не очень трудно, потому что практически постоянно, в любой момент времени мы находимся под тем или иным искушением. Иаков предупреждает: “В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью” (Иак.1:13-14). Похоть — это сильное желание. Сильное желание покушать становится поводом к искушению нашуметь на свою жену, сорвать гнев на детях или разозлиться на официанта. Сильное желание получить цветы на день рождения, искушает женщину обидеться на мужа, отказать ему в близости или просто пребывать в мрачном настроении целую неделю и запомнить этот день на всю жизнь.

Сила искушения заключается в том, что оно рисует ужасные картины будущего, если мы ему не уступим, и прекрасные, если поддадимся. Искушение переживаниями о завтрашнем дне изображает нас бездомными, в лохмотьях, голодными и опустившимися. Искушение сексом рисует восхитительную картину удовлетворения и счастья, которое мы пропустим, если начнем флиртовать с этим мужчиной. Дьявол искушал апостола Павла страхом, рисуя картины ужасных страданий и позорной казни. Что же тогда следует сделать оказавшись в искушении? Ответ настолько прост и даже примитивен, что мы и не помышляем о том, чтобы к нему обратиться.

Мы были научены серьезной борьбе с напряжением всех своих сил односторонней трактовкой искушения Христа в пустыне. Нас учили, что раз Иисус победил сатану Писанием, то и нам нужно заучивать, запоминать строки из Библии, чтобы в момент искушения процитировать нужный отрывок Священного Писания. Не удивительно, что этот метод не работает, хотя мы редко осмеливаемся подвергать его критике — это же Слово Божье, как оно может не работать? После очередного поражения, мы полагаем, что недостаточно изучали Слово, недостаточно заучили его. Начинаем стараться еще больше до очередной неудачи. Н метод этот не работает по другой причине: ничто не звучит фальшивее, искусственнее, нереальнее, чем библейские стихи в момент искушения. Если вы когда-либо были искушаемы страхом завтрашнего дня, вы наверняка замечали, насколько поверхностными казались вам в тот момент слова Христа: “Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их” (Мф.6:26).

Взять лом веры

Апостол Павел, как и Иисус, победили сатану не потому, что вовремя вспомнили подходящее место Писания, а тем, что цитируемые ими места из Библии отразили их жизненную философию. Если выразить ее самым простым образом, то она прозвучала бы так: “Ну и что?!”

Дьявол угрожал апостолу муками и пытками, и он ответил: “Ну и что?!” Рассказывая о трудностях, с которыми Павел и его спутники столкнулись в Эфесе, он сказал, что они уже “не надеялись остаться в живых” (2Кор.1:8).
— Я убью тебя! — проскрежетал сатана.
— Ну и что? “Жизнью ли то, или смертью, ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моем!” (Филип.1:20).

— Я прикажу бросить вас в огненную печь, и тогда какой бог избавит вас от руки моей?
— Ну и что?! “Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся”. (Дан.3:17-18)

— Я дам Тебе все царства мира, если Ты поклонишься мне.
— Ну и что? Что особенного в этих царствах и власти?

— Если ты не сотворишь хлеб из камня, то умрешь!
— Ну и что? Главная пища — это слово исходящее из уст Божьих.

— Если ты не уступишь давлению начальника, тебя уволят!
— Ну и что? Бог даст мне лучшую работу. А если и не даст, то лучше иметь грязную работу и чистую совесть, чем наоборот.

— Твоя жизнь не имеет смысла, тебе лучше покончить с собой!
— Ну и что? Даже если это так, то самоубийство нисколько не прибавит смысла вечному существованию моей души.

Против лома нет приема

Почему этот примитивный ответ искушению лучше богословски аргументированной позиции, подтвержденной 8 цитатами из Ветхого Завета и 21 цитатой из Нового? Видите ли, искушение имеет дело не со здравым смыслом, а с ощущениями. Оно побеждает нас не аргументами разума, а страхами. Оно апеллирует не к мудрости, а к эмоциям. Соломон учит отвечать глупому по глупости его; сражаться с эмоциями доводами разума бесполезно. Вот почему пофигистский ответ “ну и что!” оказывается ломом веры, против которого у сатаны нет приема. “Ну и что?” Победой на Голгофе и воскресением, Бог поставил такую планку искушения, что самое худшее, что может дьявол сделать христианину — убить его тело. И тогда, о ужас, он немедленно перенесется на небеса и будет вечно пребывать в блаженстве со своим Спасителем. Понимаете ли вы, что дьявол этого-то делать как раз и не хочет! Между тем, именно смертью, как чем-то самым страшным, и угрожает нам.

Но самое главное, почему против этого лома у сатаны нет приема — при этом подходе к искушению, мы с самого начала отказываемся сражаться с искушением.
В этом и состоит парадоксальный секрет христианской победы. Потому что, в тот самый момент, как мы отказываемся бороться с искушением, в действие вступает передовой отряд небесной силы. Противостаньте дьяволу, — советуют апостолы Петр и Иаков, — твердою верою, и он убежит от вас (1Петр.5:9, Иак.4:7). Твердой верой во что?
В то что у нас достаточно собственных сил, чтобы справиться с искушением? Нет, это не соответствует истине, а верить нужно в истину.
Тогда, может быть, верой в то, что с Божьей помощью, мы справимся с искушением? Немного теплее, но не то. На практике это чаще всего выглядит так, что поначалу мы напрягаем все свои силы, свою собственную праведность, свою порядочность, силу воли, а потом, когда видим, что наших сил недостаточно, мы начинаем призывать силу Божью. Но она почему-то не приходит.
Библия учит нас тому, что Божьи войны так не ведутся. Они начинаются с того, что впереди идет Бог, и Он сражается, иногда при этом используя наши руки, а иногда и нет, как нередко случалось в древней истории Израиля.

Как Божья война может выглядеть на практике сегодня?

Например, дьявол искушает вас страхом будущего, а вы достаете лом веры: “Ну и что? Даже если я умру от голода, я немедленно вознесусь на небеса”. Но это еще не все. Последнее, что добивает дьявола окончательно и делает искушение бессмысленным — ваше немедленное обращение ко Христу. Ведь, если вы понимаете, что вы бессильны, немощны, что вся ваша сила, воля, опыт бесполезны и даже вредны в борьбе с искушениями, вы немедленно обращаетесь ко Христу.
“Ты — слаб!” — искушает лукавый — “И ты сейчас побежишь за этой юбкой!”
“Господи, он прав! Я в самом деле слаб и хочу бежать за этой юбкой. Но у меня есть Ты. Я принадлежу Тебе. Все мое — Твое. Моя жизнь не принадлежит мне, делай через меня то, что Ты хочешь…” Продолжайте этот диалог и вы не заметите, как юбка исчезла, а искушение ушло.

Сатанинская цель в искушении — отдалить вас от Бога как можно дальше. Если же он увидит, что всякий раз, когда начинает искушать вас, вы немедленно начинаете общение с Христом, что искушением он подталкивает вас к молитве, ближе к Богу, он перестанет это делать. Думаю, что он не перестанет искушать вас вообще, но будет делать это теперь по другому. Раньше он искушал вас сексом или выпивкой, теперь будет внушать мысли о том, как вы духовны сильны, какой вы зрелый христианин, и как сильно вы любите Бога. Не так, как прочие…

Наша борьба не прекратится вплоть до последнего дыхания. Но
1. искушения никогда не будут непреодолимыми.
2. мы никогда не достигнем уровня христианской зрелости, чтобы справляться с искушениями своими силами.
3. изначальное согласие на самых худший вариант из возможных (“Ну и что?!”), и постоянно осознание того, что мы ни на что не годимся, сразу поворачивает наш взор ко Христу, и искушение грехом превращается в молитву и очередной диалог с Богом.

Теперь вы понимаете, почему Иаков сказал: “С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения” (Иак. 1:2)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *