Прощение (транскрипт)

Прощение

Необходимо и невозможно

Трудно найти христианина, который бы оспаривал необходимость прощения. Даже номинальный верующий, который знает только “Отче наш”, может вспомнить строчку из этой молитвы: “Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”. Такими словами мы просим Бога прощать наши грехи до такой степени, до какой мы сами прощаем собственных обидчиков. А это уже серьезно, потому что если мы не прощаем грехи против нас, то и Бога просим делать то же самое по отношению к нам. Итак, все знают, что прощать нужно.

Но вместе с тем, всякий, кто хоть однажды сталкивался с оскорблением, особенно сильным оскорблением, замечал насколько трудно прощать. Даже самых близких людей, своего супруга, родителей, детей, особенно если они уже не маленькие. Людям легко говорить: “Да прости ты его!” до тех пор, пока они сами не столкнутся с несправедливым к себе отношением.

Прощение трудно потому, что оно всегда имеет дело с ущербом: моральным или материальным. Например, кража кошелька является материальным ущербом для законного владельца, ему теперь приходится как-то сводить концы с концами, оказавшись без денег. Супружеская измена наносит моральный ущерб, разрушает отношения и гармонию семейной жизни. Обманутой стороне приходится прилагать огромные усилия, чтобы восстановить свое и детей достоинство и благополучие. Чаще всего ущерб бывает двойной — и моральный, и материальный. Та же супружеская измена часто приводит к разводу, а развод сопряжен не только с душевными страдания, но и материальными убытками. Когда же есть ущерб, кому-то приходится устранять последствия, затрачивать силы, ресурсы, восстанавливать разрушенное: отношения, ценности, вещи, здоровье. Легко сказать знакомому, которого кинул компаньон по бизнесу: «Прости и забудь об этом!» Но если знакомый в ответ скажет: “Помоги мне расплатиться с кредиторами”, Вы сразу осознаете, что прощать не так уж и просто.

Оценка ущерба

Решающее значение в прощении играет наше отношение к долгу, к нанесенному нам ущербу. Чем большим он нам кажется, тем труднее его простить. Тут нужно иметь ввиду, что оценка ущерба является до известной степени субъективной. Может быть так, что некоторые люди прощают даже страшные оскорбления, огромный ущерб, а другие не забывают и мелочных обид. Помните притчу Христа о двух должниках? Был у государя должник, который задолжал ему колоссальную сумму. Евангелист Матфей для определения этой суммы использует самое большое число, которое было тогда в греческом языке — “мириад” — 10 тысяч талантов, примерно 300 тонн золота, пять железнодорожных вагонов драгоценного металла. Ущерб, нанесенный этим должником государю, сопоставим с бюджетом некоторых государств. Тем не менее, государь простил этот долг. Прощенный должник вместо того, чтобы отправиться домой и отпраздновать избавление, нашел своего товарища, который не вернул ему всего 100 динариев — сумму, которую даже низкооплачиваемый батрак мог заработать за несколько месяцев. Товарищ упрашивал потерпеть немного, но для только что прощенного банкрота 100 динариев казались такими большими деньгами, что он готов был задушить своего приятеля-должника.
Видите, один прощает целый вагон обид, а другой не может простить и маленькую тарелочку огорчений. Тут дело не в объективной величине долга, ибо очевидно, что 100 миллионов долларов больше 100 рублей, а в субъективной его оценке. Именно оценка того, насколько значимо оскорбление или долг является решающим фактором, определяющим: простит ли человек своего обидчика-должника или нет.

Механизм обиды и прощения

Американский психолог Лэрри Крабб объясняет процесс обиды и прощения с помощью схемы, упрощенный вариант которой выглядит следующим образом.
Существует, — говорит он, — первичная и вторичная реакция на оскорбление. Первичная — одинаковая для всех — негативная. Любому адекватному человеку неприятно, когда кто-то оскорбляет его. Даже Христос, который учил подставлять другую щеку, и пожертвовал Собой за людей, когда слуга первосвященника ударил Его, спросил: “Что ты бьешь Меня?” (Ин.18:23). Это — нормально. Первичная реакция на обиду похожа на инстинктивное одергивание руки от горячей плиты. Не нужно много думать, чтобы немедленно снять руку с раскаленной поверхности. Это инстинкт самосохранения. Но после первичной, инстинктивной реакции, наступает время для оценки, осознания происходящего: “Что это было? Мне специально наступили на ногу или это было случайно? Она умышленно сделала мне больно своими словами или под действием эмоций, не понимая, что говорит?”

Оценка происходящего, совершающаяся в мозгу человека, приводит к соответствующим чувствам и решениям. Это — вторичная реакция. Если мы считаем, что нанесенная нам обида очень велика, эмоции начинают взывать к отмщению. Мы приходим к выводу, что обиду невозможно простить. Либо обидчик должен попросить прощения и возместить ущерб, либо мы затаим горечь на него и попробуем отомстить.

Кто мы?

Я уже сказал, оценка ущерба, нанесенного обидой, является субъективной. Предположим, у некоего человека украли 1000 долларов. Насколько велик этот ущерб для него? Ответить можно, только зная насколько богат этот человек. Если он зарабатывает 100 долларов в месяц, то это — огромная потеря. А если мы имеем дело с миллионером, который получает 1000 долларов прибыли в один день, то ущерб уже не кажется таким большим. А если это один из российских олигархов, приближенных к Путину, на счетах которого миллиарды долларов, то эту тысячу он просто не заметит. Итак, эта иллюстрация помогает нам сформулировать первое правило оценки ущерба: чем богаче человек, тем незначительнее выглядит нанесенный ущерб. Данное правило справедливо, в основном, по отношению к вещам, деньгам, т.е. к материальному ущербу.

Представьте теперь другую ситуацию, хорошо знакомую всем. (рисунок ребенка) Трехлетний ребенок капризничает, вы пытаетесь его успокоить, обнять, а он в раздражении отталкивает вас, бьет своими ручонками, и кричит: “Ненавижу тебя! Ты — дура!” Если бы это делал взрослый человек, вам потребовалось бы серьезное усилие воли, чтобы сдержать себя и не раздражаться. С ребенком все по-другому. Конечно, вы чувствуете досаду, можете даже шлепнуть по попке, но точно не полезете драться и кричать в ответ: “Сам дурак!” Почему? Потому что это ре-бе-нок! Взрослый человек выше этого, он не станет нисходить до ребячьей ссоры. Ребенок находится гораздо ниже матери по зрелости, по мудрости, по уму, по силе, по духовности… Эта иллюстрация помогает понять второе правило оценки, имеющее отношение к моральному ущербу: чем выше человек, его положение, его статус, тем спокойнее он относится к оскорблениям со стороны тех, кто ниже и не воспринимает их как непростительное оскорбление, даже если они выглядят так.
В жизни, однако, случается так, что миллионер оказывается чрезвычайно жадным, не способным простить и копейки. Это происходит потому, что будучи богатым объективно, он субъективно оценивает свое богатство, как мизерное, которое он тут же потеряет, если проявит хоть немного щедрости. Он — как сказочный Кощей, который чахнет над сундуками с золотом.
Подобным же образом, и человек, находящийся на вершине социальной лестницы, может оставаться мелочно мстительным, ибо хотя он и президент, и глава, в душе он остается рабом. Ему кажется, что он немедленно свалится вниз, если проявит хоть немного великодушия. Вероятно, это имел ввиду автор библейской книги Притч, который советовал быть поосмотрительнее с царем, который раньше был рабом (Притчи 30:22).

Найти свое “Я” во Христе

Итак, оценка обиды, величины ущерба, силы оскорбления полностью зависит от нас. Для того, чтобы не воспринимать материальный ущерб драматически большим — нужно быть очень богатым и осознавать это. Для того, чтобы не огорчаться сверх меры по поводу морального ущерба — нужно находиться на большой высоте своего положения, нужно иметь высокий моральный и духовный статус и осознавать его. Наилучший образец того, как духовная высота влияет на поведение явил Иисус Христос. Апостол Иоанн рассказывает о тайной вечере Христа со своими учениками в 13 главе Евангелия от Иоанна. Ученики были шокированы, когда их Господь взял полотенце, чашу с водой и стал умывать им ноги, как будто был рабом. Ведь гостям ноги умывали именно рабы, слуги. Никому из апостолов не пришло в голову помыть ноги друг другу, хотя это и было желательно в тех условиях пыльных городских улиц. А вот Иисус оказался способен пойти на этот, унизительный для обычного человека, поступок. Почему? Ответ кроется в словах Иоанна: “Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял [с Себя верхнюю] одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан”. (Ин.13:3-5).
Иисус знал, кто Он. Что хотя Он выглядит обыкновенным плотником из Назарета, Его подлинный статус: Божий Сын, Царь царей и Господин господ, владыка Вселенной. Потому не существовало работы или служения, которое Он бы избегал, как унизительное. Потому ни одно оскорбление не было достаточно сильным, чтобы низвести Христа с высоты Его положения. Зная, кто Он, Иисус мог делать работу, которую другие считали унизительной, а Его она не унижала. Зная, кто Он, Иисус пошел на казнь, которую считали позорной, но Его она не опозорила, а прославила. Если бы Христос оценивал оскорбления, как оцениваем мы, то конечно Он никогда не молился о своих палачах: “Отче, прости им. Они не знают, что делают”.

Обычно люди в ответ на этот пример говорят: “Ну, это же Христос, Он же действительно был Сыном Бога и Царем царей. Конечно, Он мог перенести все эти унижения и оскорбления. Вот если бы мы были…” Были кем? Давайте посмотрим на то, что Бог говорит о нас, верующих во Христа, на наше состояние и наш статус. А ведь именно это является Истиной, а не то, что говорят нам люди или мы сами о себе.

Апостол Иоанн пишет: “Тем, которые приняли Его [Христа], дал власть быть детьми Божьими”. Не надо думать, что это просто красивое образное выражение. Это Реальность с большой буквы — мы, верующие во Христа — дети Всевышнего Бога. Он усыновил нас. Об этой реальности твердят почти все авторы Нового Завета. Иаков: “Он родил нас словом истины” (Иак.1:18). Петр: мы “возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего вовек” (1Петр.1:23). Но больше всего Апостол Павел, который самым подробным образом описывал тайну Божьего домостроительства, т.е. Божий замысел о людях, Его планы и намерения: “Вы не приняли духа рабства, [чтобы] опять [жить] в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: `Авва, Отче!’ Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться”.

Статус: дети Божьи. Второе: наше богатство. Мы — наследники Бога, сонаследники Христу — т.е. получаем такое же наследство, что и Божий Сын Христос. Сколько это? 100 рублей? 100 долларов? Миллион долларов? Оно настолько неизмеримо велико, что апостолу Павлу приходится молиться об особом откровении от Бога для верующих, чтобы Бог “просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых” (Еф.1:18). Т.е. наследство, которое Бог передает нам, Своим детям, больше, чем мы можем себе представить. Наконец, третье — высота нашего положения. Вот как Павел говорит об этом в следующей главе того же Послания к Ефесянам: “Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатью вы спасены, — и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе”. Павел упрекает верующих Коринфа за то, что они стали мелочными и мстительными: “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” (1Кор.6:2). Христиане, вместе с Богом, будут судить Вселенную. Это положение во Христе делает нас совершенно неуязвимыми: “Жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге,” — напоминает апостол Павел преследуемым христианам из города Колоссы (Кол.3:3). Нет в мире силы, которая могла бы погубить христианина, его душу, потому что он надежно сокрыт в Боге. Чтобы нанести нам реальный урон т.е. лишить нас, нужно сначала победить Бога-Отца, уничтожить Бога-Сына, и только после этого удалось бы добраться до верующих в Него. Потому Христос и говорил: “Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать” (Лк.12:4). Нет такой силы во всей вселенной, которая смогла бы нанести нам непоправимый ущерб. Чем лучше будем осознавать свой истинный статус детей Божьих, величину наследства, полученное от Отца, высоту положения на которую Бог вознес нас во Христе, тем легче нам будет прощать.

Не существует другого пути к подлинному прощению. Если мы вернемся к схеме Лэрри Крабба, то заметим, что наибольшую трудность для прощения обиды представляет именно этот этап — оценка оскорбления: насколько оно велико, насколько велик ущерб, моральный или материальный, насколько сильна боль от нанесенной обиды. Если давать небиблейскую оценку, т.е. мыслить как люди, не знающие Бога, не являющиеся Его детьми, обладающими колоссальными благословениями, защитой, наследием — всей вечностью на небесах, то, конечно, обиды будут выглядеть огромными, оскорбления непростительными. Многие христиане делают одну и ту же ошибку. Они понимают, что прощать надо и искренне пытаются это сделать. Но простить своих обидчиков они пытаются без переосмысления своего положения во Христе. Статус детей Божьих, отцовское наследство, высота на которую они вознесены со Христом кажутся им абстрактными богословскими идеями, не имеющими прямого отношения к повседневной жизни с ее неудачами, огорчениями, оскорблениями, неприязнью, обидами. Когда же мы всерьез воспринимаем слово Божье, говорящее о нашем статусе детей Божьих, о великих обещаниях, которые Отец Небесный дал верующим в Его Сына, живем с этим пониманием того, кто мы и кто наш Бог, то боль и горечь от обиды уходит, а вместо этого наши сердца наполняются благодарностью Богу за Его благословения. С высоты того положения, на которое нас вознес Бог, мы прощаем своих обидчиков и молимся: «Отче, прости им! Они не знают, что делают».

Комментарии отключены.